РОСТОК (deti_rostok) wrote,
РОСТОК
deti_rostok

ИСТОРИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРОБО "РОСТОК"




Вернуться на главную страницу

Вернуться к списку материалов конференции 2010


Мы начали свою работу в 2000 году. Начали заниматься семейным устройством детей и сопровождаемым проживанием выпускников интернатов. С 2007 года большая часть работы ведется в рамках проекта получившего финансовую поддержку европейского союза и администрации Псковской области. Благодаря помощи по этому проекту, у нас создана служба семейного устройства, состоящая из 10 специалистов, построена детская деревня Федково для детей с умственной отсталостью и приемных семей, снят фильм «В семью», проведено всероссийское исследование совместно с «Левада-центром» по готовности интернатов для умственно отсталых детей к работе по семейному устройству. Кто не знает, напомню, что в России 143 интерната для детей с умственной отсталостью, в которых проживает всего около 23 000 детей. Готовится методическое пособие и сделано многое другое.

Именно организация детских деревень «Салем» стала нашим основным вдохновителем работы по семейному устройству детей с умственной отсталостью, так как другого такого опыта в 2000 году мы просто не нашли. В нашей стране его просто нет. «Салем» оказал нам большую методическую помощь. Многое мы начинали с БФ «РУФ», который и сейчас принимает активное участи в помощи детям и выпускникам интерната. Именно благодаря сотрудникам «РУФа» началась вся наша работа. Руководитель «РУФа» Ольга Владимировна. С самого начала нашей работы с 2000 по 2009 годы руководство, основную работу и психологическое сопровождение вел один человек — Капустина Татьяна Николаевна. В 2001 году нам удалось создать социальную гостиницу, назначением которой стала работа по социальной адаптации наиболее сохранной части выпускников интерната, и это стало возможным благодаря неимоверным усилиям Виктории Ивлевой. Огромную методическую и не только помощь нам оказывал и оказывает псковский ЦЛП, который с 1993 года работает с детьми с глубокой умственной отсталостью и множественными нарушениями.

В дальнейшем я буду рассказывать об опыте, который «Росток» делал благодаря, и с помощью этих организаций.

Что мы имеем на сегодняшний день. Первое и самое главное — 45 воспитанников устроены и проживают в семьях или проживают самостоятельно. В том числе имеются ввиду и совершеннолетние. Все они обеспеченны занятостью: кто-то работает, кто-то учится. Подготовлены семьи, подготовлены воспитатели, которые ведут работу с воспитанниками и все они получают сопровождение службы: психологическое и социальное. На сегодняшний день у нас четыре семьи проходят подготовку к семейному устройству и четыре воспитанника интерната, кроме тех, которых я назвал ранее.

В 2000 году БФ «РУФ» провел первый волонтерский летний лагерь в интернате. Это была инициатива людей из этой организации, были приглашены волонтеры, порядка 20 с лишним человек, которые в течение двух-трех недель проводили с детьми из интерната различные кружки, походы, занятия и спортивные мероприятия. В процессе этого длительного взаимодействия, сложилось впечатление, что у детей которые находятся в интернате, слабо раскрыт тот потенциал, который в них заложен, сложилось впечатление что их нахождение и проживание в интернате не обеспечивает для них нормального развития, нормального воспитания и человеческих отношений. Перспектива их попадания в ПНИ или дом престарелых выглядела тяжелой и недостойной человеческой жизни. Это было, прежде всего, эмоциональное восприятие, но оно стало импульсом для дальнейшей деятельности.

Это восприятие легло на то что дети поразили яркими проявлениями и желаниями добросердечных отношений, радости, возможности общения, возможности сделать для тех кто с ними работал что-то приятно и огромным чувством благодарности в ответ на проявленные к ним душевную теплоту и понимание. Стало понятно, что основные черты человека — желание любить и быть любимым — им не чужды, им понятно. Прежде чем начинать деятельность, мы задались вопросом: что же можно предложить этим детям, какие альтернативы существуют и есть ли у них перспективы развития, перспективы социализации и адаптации к жизни в обществе? Все специалисты единодушно высказывали мнение, что это возможно исключительно в условиях проживания и воспитания в семье. Поняв, что для нормальных перспектив необходимо, прежде всего, устройство этих детей в семью, мы определили наш главный приоритет.

Первое, что мы сделали в 2000 году —нашли в Порхове специалиста, у которого было достаточно знания, опыта и желания этим заниматься. Этим специалистом была Татьяна Николаевна Капустина. Татьяна Николаевна психолог, она стала работать с детьми в интернате, для того чтобы лучше узнать и определить потенциал, узнать индивидуальные особенности, в процессе чего возникла существенная проблема. Мнение большинства сотрудников интерната сводится к тому, что они не видели перспективы для развития этих детей. Такой взгляд, естественно, приводил их к пассивности и нежеланию вести реально эффективные занятия с детьми, содействовать в подготовке детей к семейному устройству и социальной адаптации.

В том же 2000 году, в декабре, мы привлекли к работе с детьми мастеров из Порховского дома ремесел: один раз в неделю они приезжали и занимались с детьми плетением из травы, лозы и бересты, вязанием, прикладные ремеслами. И тогда, когда эти дети делали конкретные поделки и было видно, что от занятии к занятию эти поделки становятся все лучше, было видно, что эти изделия становятся такого как же, как и у мастеров качества, — в тот момент воспитателям стало наглядно видно, что эти дети обучаемы и с ними необходимо продолжать занятия. Это был очень важный шаг к дальнейшему изменению отношения к этим детям. Мы предложи воспитателям предложить свои идеи по дополнительным занятиям с детьми, после чего появилось большое количество кружков, в которых были задействованы почти все дети интерната. Это были и сапожное дело, парикмахерское дело, кружок самообслуживания, кружок домоводства и шитья, плетение из бисера, занятия по животноводству и сельскому хозяйству. Был краеведческий кружок, хореографический, спортивный и кружок художественной самодеятельности.

Во-первых, эти кружки способствовали развитию детей, во-вторых, они способствовали дальнейшему улучшению мнения сотрудников интерната о их перспективах детей в плане социальной адаптации. Детей стали возить на различные мероприятия, спортивные и культурные. Это способствовало знакомству детей с правилами поведения в обществе, что в условиях интерната затруднительно, способствовали их развитию, у них появлялись стимулы к хорошему поведению, из чего возникли дополнительные возможности их воспитания через мотивацию. Это способствовало улучшению общественно го мнения, появился позитив и появились перспективы для поиска приемных семей, перспективы, чтобы воспитатели более активно работали с детьми.

В 2001 году мы организовали и провели диспансеризацию, в ходе которой у некоторых детей были выявлены заболевания, не замеченные ранее. Один из ярких примеров — девочка, которая считалась необучаемой, а у нее было просто плохое зрение, и никто об этом не знал. Были даны рекомендации интернату, некоторые из которых интернат, в силу своих ограничений, не был в состоянии реализовать: например, оправить ребенка из Порхова в Питер на операцию, организовать эту операцию и нанять сиделку. При помощи общественной организации эти вещи возможны, и мы это делаем.

Мы привлекли ведущих специалистов НИИ «Психиатрии Росздрава», которые провели переосвидетельствование детей в ходе которого выявилась гипердиагностика больше части воспитанников. По результатам этого переосвидетельствования нам удалось выявить и определить группу тех детей, которые могли бы наиболее быстро и легко адаптироваться к жизни в семейных условиях. Была выявлена группа из старших детей предвыпускного возраста: для них светило попадание в ПНИ, но с точки зрения психиатров и психологов у этих детей имелась перспектива даже к самостоятельно жизни.

И собственно говоря, следующим шагом стало создание социальной гостиницы для наиболее сохранных старших ребят с целью их подготовки к самостоятельному проживанию. Физически это был сделано просто: была снята квартира в которой эти дети по заявлению и с разрешения директора интерната и областной соцзащиты переехали жить. Были привлечены сменные воспитатели, которые по очереди с ними занимались. Естественно, все это делалось под кураторством психолога. Детям была организованна занятость, был организовано дополнительное образование. И с 2001 года по сей день социальная гостиница работает, единственное, что, на сегодняшний день, это не съемная квартира, а отдельный дом. У социальной гостиницы уже есть выпускники, которые уже живут самостоятельно и имеют детей. На наш взгляд опыт социальной гостиницы абсолютно себя оправдал.

В том же году был реализован проект «Семьи выходного дня». Были привлечены семьи из города, из сельской местности, в том числе среди сотрудников интерната, которые брали к себе в гости и на выходные дни детей. Естественно, мы начинали с группы наиболее сохранных, наиболее подготовленных детей. Они имели возможность приобщаться к нормам поведения в обществе и семье, которые для них были новыми и непонятными, но другой такой возможности у них не было. Часть из этих детей и семей выстроили теплые отношения, и у нас появились первые принимающие семьи. Это были в первую очередь сотрудники интернатов, те люди, которые знали этих детей давно. Они оказались наиболее готовыми к тому, чтобы взять этих детей к себе.

Мы начали работать с родственниками детей из интерната. Надо было сначала просто связаться с родственниками, съездить, поговорить, чтобы понять, можно ли туда вести ребенка, либо объяснить, что не надо боятся его особенностей и объяснить как с ними справляться. Это такая индивидуальная работа, она начала делаться, и продолжает делаться по сей день. В результате, у нас, на сегодняшний день, за весь период работы из интерната вернулись к родственникам четверо детей.

Еще один важный этап: в 2007 году у нас открылся дом сопровождаемого проживания «Артель». Это, как раз, для той категории выпускников, которые не являются наиболее сохранными, которые, по мнению специалистов никогда не смогут жить самостоятельно и будут всю жизнь нуждаться в сопровождении. Форма простая: это дом, в котором проживает небольшая группа из 3 выпускников. С ними проживает воспитатель, у воспитателя есть помощник. Это форма проживания, которая является гуманной и является альтернативой ПНИ, позволяет максимально реализовать возможности, потенциал и потребности человека. Позволяет адаптировать выпускника интерната к нормальным отношениям с соседями, обществом, приобщить его к реальной деятельности для того, что бы он был полезен обществу, что важно также и для него самого.

Много лет, всю перечисленную мной работу, координировал и вел один человек. И одному человеку охватить этот объем было сложно. Мы поняли, что назрел вопрос создания службы сотрудников. Один человек всю эту работу вести не может. И в 2007 году, благодаря поддержке проекта, мы начали работу по созданию службы семейного устройства. Изначально эту службу мы планировали и пытались создать на базе учреждения, из числа сотрудников интерната: провели большую работу по подготовке сотрудников, по их обучению. Но нам, к сожалению, не удалось сделать эффективно работающую службу на базе учреждения. Причина заключалась в том, что невозможно совмещать работу в службе с другими должностными обязанностями, которые не были с этого сотрудника сняты. Это должны быть однозначно отдельные ставки. В рамках проекта нам удалось таких специалистов найти в Порховском районе. Кто-то только приехал, кто-то работал не по специальности, кто-то начал работать по совместительству. Мы нашли 3 психологов и шесть социальных педагогов. Мы провели обучение специалистов. Для обучения мы привлекли, наверно, наиболее опытных специалистов по семейному устройству, которые есть в нашей стране — 19 детский дом Москвы. Они нам помогли с методиками, помогли с семинарами и, по сути, та методическая модель реализованная нами, в основе своей базируется на методик, которые много лет апробированы на патронатных службах созданных 19 ДД и которые одобрены Министерством образования.

На подготовку службы у нас ушло 4 месяца, и в декабре 2009 года служба начала свою работу. Служба состоит из 10 человек, оказывает услуги по психологическому и социальному сопровождении семей и выпускников, которые проживают самостоятельно. Также служба ведет информационную кампанию, это и объявления, и освящение мероприятий в районной газете, привлечение волонтеров и благотворителей и, безусловно, привлечение новых семей.

Благодаря проекту была реализована идея детской деревни Федково. Идея деревни очень перспективна: во-первых, это предоставление жилья приемной семье и возможность привлечь семьи не только проживающие вокруг интерната. Кроме того, это возможность для тех семей, собственные условия которых не позволяют брать детей. В деревне им проще организовать совместный быт и досуг. Это еще и возможность создать вокруг детей терапевтическую среду, когда взрослые ведут единую педагогическую и воспитательную политику, согласованную между собой.

Отдельно хочу остановится на волонтерах. Вся наша дельность начались с волонтерского лагеря. И этот лагерь проводится на протяжении 10 лет каждый год. Я хочу сказать, что наиболее активные помощники в работе по семейному устройству, это те, кто имел возможность быть в лагере, кто имел возможность узнать детей близко. Это те люди, у которых была возможность почувствовать детей и наладить душевный контакт. Именно через это люди регулярно приезжают и помогают.

В это году у нас появился еще один интересный опыт. Ресурсы детской деревни позволили провести нам летний лагерь для выпускников, проживающих в ПНИ. В этом году у нас было 9 человек в лагере, это было яркое для них событие, которое добавило им желание жить, жить нормально, не прозябая в ПНИ. Кроме того, нам удалось некоторых из ребят из этих интернатов забрать и устроить на те или иные формы самостоятельного проживания. Мы планируем проводить такой лагерь ежегодно.

Я хотел подвести итог в отношении тех форм проживания, которые у нас реализованы. Во-первых, то что касается детей до 18 лет:
— первое что мы делаем: налаживаем контакты с родственниками и изучаем перспективы возврата к родне.
— если таких перспектив нет, мы организуем гостевой режим, через который формируются приемные семьи.

Приемные семьи требуют сопровождения, психологического, социального, но когда мы наблюдаем эти семьи, как меняется поведение этих детей, от явно асоциального к явно домашнему, это, конечно, впечатляет. Наверно если этого ребенка просто наблюдать в интернате, можно не поверить, что он может вести себя настолько адекватно и делать то, что он делает в результате: помогает по хозяйству и т.д.

Отдельно хочу напомнить, что такая форма, как детская деревня является достаточно перспективной и эффективность ее очень велика. И, если говорить о какой-то целенаправленной работе по семейному устройству детей, на каком то этапе, возможно, станет понятно, что создание деревни и ее развитие является наиболее массовым и результативным вариантом.

Во-вторых, то, что касается совершеннолетних ребят и девчат, выпускников:
— первое, что пытаемся сделать — это вернуть к родственникам. Например, летом Паша вернулся к бабушке. Здесь надо отметить, что если мы вернули его в семью, это не значит что мы можем успокоиться. Все равно на первое время требуется сопровождение семьи, так как ребенок только что вернувшийся из интерната имеет серьезные нарушения поведения, негативные понятия, и родственники не всегда легко могут справиться с этими проявлениями.
— во вторых, возможен вариант проживания в принимающей семье. Это тот случай, когда, например, ребенок жил до 18 лет жил в семье, и остался в ней после совершеннолетия.
— для тех выпускников у которых не получилось с родней, и не нашлось того человека, который его забрал, существует вариант социальной гостиницы. На сегодня у нас проживают там 6 человек вместе, кроме того, у нас есть маленький домик на другой конце деревне, дом учебного проживания. Ребята, которые заканчивают подготовку к самостоятельному проживанию, имеют возможность попробовать свои силы, пожить самостоятельно в течении короткого времени. Неделю, месяц, сначала вдвоем, потом в одиночку.
— выпускники гостиницы и дома сопровождаемого проживания – еще одна форма жизнеустройства. Еще у нас есть ребята, которые не проходили адаптацию, но когда-то сами убежали из интерната, адаптировались в обществе и тянутся обратно в районы своего детства. Часто они обращаются к нам за помощью, мы тоже им помогаем.

Теперь, давайте от разговоров о нашей работе, мы вернемся к разговору о людях. О детях, для которых мы с вами будем работать, о семьях, которых возьмут этих детей. О воспитателях, которые будут заниматься с этими детьми, о соседях, которые будут с ними жить. Многие мечтают, чтобы работа была не для денег, а для души. Многие мечтают, возвращаясь с работы, четко понимать на что ты потратил время и что ты сделал в жизни хорошего. Если это и работа, то, думаю, одна из самых благодарных.

С чего же ее можно начать?

ШАГ ПЕРВЫЙ: найти того человека, который возглавит всю эту деятельность и все это движение.
ШАГ ВТОРОЙ: нужно выделить отдельные ставки, необязательно сразу десять, но с чего-то надо начать.
ШАГ ТРЕТИЙ: на эти ставки надо подобрать и обучить сотрудников. Это реально, мы и не только мы готовы в этом помочь.

И, собственно говоря, если специалисты обучены, ставки выделены, можно начинать работу. И начинать ее можно с любой из тех многочисленны форм, что мы перечислили: можно начинать с родственников, можно с выпускников, с гостевого режима, можно пригласить мастеров, которые начнут заниматься с детьми. Неважно с чего начинать, начать можно с любой формы, с того, что, как говорится, под руками.

Бог в помощь.


Вернуться на главную страницу

Вернуться к списку материалов конференции 2010

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments